Депрессия — это болезнь, а не слабость

Из темноты на свет

В народе говорят, что самое темное время — перед рассветом. Некоторым одно осознание этого помогает пережить трудные времена. У других же просто хватает стойкости держать удары судьбы. Но бывает, что и ударов-то никаких нет, а жизнь кажется сплошной серой полосой, когда сил ни на что нет.
Нередко такое состояние возникает в преддверии весны: казалось бы, еще чуть-чуть, и можно радоваться солнцу и певчим птахам, но не тут-то было, ничто не приносит удовольствия. Слишком много энергии оказалось потрачено на то, чтобы пережить холода и отсутствие солнца. А когда стужа отступила, на радость организм уже не способен. О депрессии мы решили поговорить с нашим гостем из Москвы Игорем Дороженком. Профессор приезжал в Чувашию, чтобы прочитать цикл лекций нашим врачам.
— Игорь Юрьевич, прежде чем мы станем говорить о депрессии, хотелось бы задать вопрос, что такое психосоматические заболевания? Сейчас столько спекуляций на эту тему, что уже непонятно, то ли голову лечить надо, если что-то заболит, то ли все-таки тело дает сбои.
— Если я скажу, что психосоматика включает в себя от собственно соматических до сугубо психиатрических расстройств психотического уровня с вовлечением соматического уровня — это будет понятно?
— А на русский язык это переводится?
— Конечно, поэтому я сформулирую это так: психосоматические заболевания, несомненно, существуют, и они могут обостряться под воздействием психогенных факторов, но эти факторы не причина, а одно из звеньев патогенеза развития болезни.

В мире 350 млн человек из всех возрастных групп, по данным ВОЗ, страдает депрессией

Возьмем нозогенные реакции — заболевание тела есть, и оно реагирует депрессивным, ипохондрическим и прочими состояниями. Когда телу плохо, психике не может быть хорошо. Например, на фоне псориаза возникает депрессивное состояние. Это не истинная депрессия, потому что, как только купируется заболевание, уходит и реакция. Но это не значит, что такую депрессию не надо лечить. Непременно надо, только терапия будет иной, чем при клинической депрессии.

***
Есть такие заболевания, как кардионевроз, синдром раздраженной кишки, синдром гипервентиляции — небольшая соматическая подоплека, но на эту базу «садятся» психические заболевания. Человек бегает по врачам, потому что не может избавиться от урчания в животе, поноса. Его смотрят терапевты, гастроэнтерологи и только пожимают плечами: мол, ничего серьезного не обнаруживается. Но людям реально плохо. Или кардионевроз — человек ходит по кардиологам, у него тяжелейшие боли, низкое качество жизни, а врачи ничего особенного, чтобы так болело, не находят. Это те случаи, когда депрессия проявляется вот таким образом. И надо лечить именно депрессию, тогда и боли в сердце, и проблемы с кишечником полностью уйдут.

На стресс каждый реагирует по-своему. Фаворит Петра I Александр Меншиков после ссылки в Березово впал в депрессию и умер, как и его старшая дочь. А двое детей ссылку пережили.

Бывает дерматозоидный бред. Это в чистейшем виде психоз — но базируется он на телесном уровне. У больного жуткие ощущения, что под кожей ползают паразиты, ему это приносит невыразимые страдания, но на самом деле это состояние спровоцировано психическим расстройством. С ним пациент приходит к дерматологу, и врачу очень сложно объяснить человеку, что ему нужно обращаться к психиатру.
К сожалению, не только пациенты, но и врачи не очень осведомлены в этой области, поэтому бывают и казусы, и обострения болезни, которых можно было бы избежать. Недавно у нас был случай тяжелейшего заболевания — буллезного дерматита, если его не лечить, то человек очень быстро погибает. Мы отследили несколько стрессогенных факторов, которые вызывали обострение болезни, назначили противотревожную терапию, и состояние больного стабилизировалось.
— То есть если телу больно, то нужно поддержать психику, и телу будет полегче?
— Именно так. Дело в том, что психика и тело тесно взаимосвязаны. Недавно мне прислали пациентку с тяжелой бронхиальной астмой и паническими атаками — серьезным невротическим расстройством. Пульмонологи сказали, мол, мы свое заболевание лечим, а ваше — нет, не можем. Как только мы купировали ей панические атаки, пациентка вышла в многолетнюю ремиссию.
***
Справка 
Игорь Юрьевич Дороженок, доцент кафедры психиатрии и психосоматики лечебного факультета Первого МГМУ имени И.М. Сеченова, старший научный сотрудник Научного центра психического здоровья РАМН.
«Если вам помогает мятный чай, то это еще не депрессия, а просто плохое настроение», — считает Игорь Дороженок.
***
— По поводу депрессии сейчас тоже много споров. Одни люди малейшее снижение настроения называют депрессией, другие — долгое время живут через силу, но к врачам не идут, потому что уверены, что они не «психи» и сами справятся с таким состоянием.
— Мы, психиатры, считаем, что каждый человек должен знать признаки депрессии. Это, во-первых, поможет предупредить необоснованный уход людей из жизни по собственному желанию, потому что это хорошо лечится, во-вторых, вернуть высокое качество жизни, даже если суицидальных мыслей нет. Если вы поругались с кем-то из близких с утра, или вы ехали в переполненном трамвае и вам наступили на ногу, говорить о том, что у вас депрессия, — это, конечно, не так. Но если у вас патологически снижено настроение, вы длительное время не получаете удовольствия, у вас крутятся мысли, что вы плохая хозяйка, жена или мать, возникают переживания, что ничего в жизни добиться не удалось, ничего хорошего вас уже не ждет, проблемы никогда не решатся, — это уже болезненная вещь. Уберите эти мысли лекарствами за две-три недели, и качество жизни сразу же изменится.
— Сколько времени могут длиться такие безрадостные мысли? Год-два?
— Ни в коем случае. Год-два — это уже запущенные случаи. Если вы не испытываете радости две недели, то уже можно говорить о депрессии. Клиницисту достаточно пять–десять минут поговорить с человеком, чтобы понять, насколько серьезная у него ситуация, и если необходимо, то назначить препараты.
— Сейчас появился термин — улыбающаяся депрессия.
— Если быть точными, он появился двести лет назад. И это один из видов маскированной депрессии, когда человек живет с ощущением своей никчемности, ненужности, но при этом у него улыбка на лице и он всячески демонстрирует свою жизнерадостность. В одном из наших фильмов теплоход с белыми офицерами собрались затопить, один из них понял, что сейчас произойдет, и стал шутить, раздавать сигареты… При улыбающейся депрессии то же самое — все плохо, но человек пытается показать, как он весел. В таком случае улыбка, бравада не должны никого вводить в заблуждение.
— При этом антидепрессанты — это очень страшное слово для многих.
— Да, боязнь антидепрессантов — это страшнейшее невежество. Даже сам термин «подсесть на антидепрессанты» — просто глупость полнейшая. Антидепрессанты относятся к группе препаратов, которые не вызывают никакой зависимости. Человек может 30 лет принимать эти препараты и в один день их отменить, если в этом есть необходимость. Ни один, я повторяю, ни один антидепрессант зависимости не вызывает! Эти слухи также поддерживаются некоторыми психологами, заработок которых зависит от того, как долго будет приходить к ним несчастный пациент и за разговоры платить им деньги.
Депрессия на биохимическом уровне — это нарушение метаболизма (обмена веществ) нейромедиаторов внутри головного мозга. Антидепрессантами мы нормализуем расстроенный баланс. Запомните, депрессия лечится антидепрессантами! Психотерапия тоже может практиковаться, но только как вспомогательное средство.
— Если депрессия — это нарушение обмена веществ в мозге, значит, и причины у нее разные. Как при диабете: у одних инсулин не вырабатывается, у других рецепторы потеряли к нему чувствительность.
— Да, именно так. Антидепрессанты воздействуют точечно на определенные процессы в мозге. Поэтому их врачи не просто выписывают, а тщательно подбирают. К счастью, купить их без рецепта, чтобы заниматься самолечением, нельзя, поэтому надо знать, что чем быстрее вы попадете к врачу, тем короче будет дорога к исцелению.

При депрессии слезы и жалобы не приносят облегчения.
Фото pbs.twimg.com

Кстати
Депрессия — одно из самых распространенных расстройств нашего времени. Ею страдает каждый десятый в возрасте старше 40 лет, две трети из них — женщины. Среди лиц старше 65 лет депрессия встречается в три раза чаще. Также депрессии и депрессивным состояниям подвержено около 5% детей и подростков в возрасте 10—16 лет. 
Это заболевание всего организма, и прежде всего, специфические нарушения нейрохимических процессов в головном мозге. Считается, что спусковым механизмом для депрессии является стресс: переезд на новое место жительства, разлука с любимыми людьми, смена работы, развод, болезнь.
При депрессии утрачивается интерес к любимым делам, ничего не хочется делать, появляется раздражительность или тревожность, исчезает способность радоваться. При этом может расстроиться сон, измениться аппетит, мужчины нередко это состояние снимают алкоголем. Человек в депрессии ловит себя на мрачных мыслях, старается как можно меньше встречаться с другими людьми.