Болезнь плохого настроения

Праздника не случилось. Нина с Антоном так его ждали, но… не вышло. Когда они поженились, то сразу решили: детей будет двое. Они мечтали, что дадут им хорошее образование, но для этого нужны квартира, деньги, хоть какой-то опыт. Они пять лет работали, путешествовали, занимались самообразованием. Им никогда не было скучно друг с другом. И вот, наконец, решили: к родительству готовы.

Вялотекущее настроение

Беременность Нины не была особенно тяжелой, просто навалилась вялость, и все планы, которые они строили: ходить на выставки, концерты, в театр, как-то увязли в этой сонливости. Нина даже по магазинам за приданым для ребенка ходила с трудом. И когда родился сын, молодые родители вздохнули с облегчением: все, теперь праздник!

Увы, малыш оказался крикливым и требовал постоянного внимания. Романтические ужины в ресторанчиках, которые они планировали еще до беременности, оказались несбыточной мечтой: оставлять малыша своей матери Нина не могла, та частенько забегала днем, чтобы помочь по хозяйству. А свекровь не горела желанием даже брать малыша на руки, вдруг не справится. Антон все чаще возмущался холодностью жены: целый день дома сидит, от чего она уставать может?

Еще через какое-то время свекровь практически прописалась у них. Днем она приходила, готовила обед, а потом читала, закрывшись в зале, уходила только поздно вечером. Вначале Нина даже обрадовалась, что еду не надо готовить, но та оказалась непригодной для нее — все было острое, перченое. Нина и сама так раньше готовила, но теперь она кормила малыша. Острая пища меняла вкус ее молока, и ребенок реагировал на это громким плачем.

На ее просьбу готовить без специй свекровь только плечами пожала, мол, варю, как умею, Антон доволен. В минуты, когда сын спал, Нина мыла полы, посуду, наводила порядок в комнатах и не всегда успевала даже под душ. Это ее очень угнетало, к тому же муж стал возмущаться, что любимая женщина ходит такой «запустехой»: ни прически, ни макияжа. Но сидеть с ребенком категорически отказывался: устал на работе. И вообще сейчас малыша надо нянчить, вот придет пора воспитания…

Упреки, упреки, упреки…

Когда мальчик стал ползать, сил у молодой мамы не осталось совсем. За ним надо было ежесекундно следить: он все тащил в рот, выбрасывал вещи из нижних ящиков комода и шкафа, забирался на стулья. С таким активным младенцем целый день она была занята уборкой. Антон не терпел разбросанных вещей. Правда, гулять стали чаще, можно было уже обойтись без коляски. Плюсом было то, что руки у Нины стали как у заправского спортсмена, правда, постоянно болела спина. Иногда она плакала от боли, а обезболивающее пить было нельзя.

В день, когда сыну исполнилось девять месяцев, Нину охватила жуткая тоска. Супруг ушел на работу, выдав порцию упреков, что ребенок ночью плакал, не дал ему выспаться. Женщина оправдывалась, что у него режутся зубы и она с ним всю ночь не спала, на что муж заметил, мол, хорошие матери умеют успокоить своих детей. Накануне она ходила с малышом в поликлинику, врач сказал, что мальчик развивается отлично, сразу видно, что мама за ним прекрасно ухаживает. Поэтому слова мужа прозвучали как пощечина. Свекровь позвонила сообщить, что не сможет приехать, и Антон сказал, что заедет ужинать к ней, потому что вряд ли Нина сможет ему приготовить что-то съедобное. Это стало еще одним ударом. Раньше он всегда хвалил ее стряпню.

В шаге от пропасти

Днем измученный малыш заснул. Нина спать не могла, она вышла на балкон. Долго стояла на холоде, переживала, что все идет нескладно. Антон стал совсем чужим, совершенно не реагирует ни на нее, ни на сына, которого так хотел. Она сильно замерзла, но возвращаться в квартиру у нее не было желания. И когда поняла, что у нее есть шанс стать абсолютно свободной от боли, обиды, невыплаканных слез, в дверь позвонили.

Нина, испугавшись, что ребенок проснется и будет плакать, побежала открывать незваному гостю. На пороге стоял ее отец. Он похвалил солнечную погоду, велел ей потеплее одеться, одеть внука и поехать на прогулку. Они долго катались по городу, съездили за Волгу, потом зашли в пиццерию, посидели там. Сын все это время спал в кресле, а они о чем-то говорили. Вернее, говорила в основном Нина, она несла какую-то чепуху, отец просто внимательно ее слушал. Наконец, они вернулись в Чебоксары, Нина задремала. Отец привез их к себе, внука отдал бабушке, а Нину отправил спать, пообещав предупредить зятя, что она с малышом гостит у них.

Что было дальше, женщина помнит как в тумане. Уже потом родители рассказали, что она спала почти трое суток с небольшими перерывами. Они ее кормили, доводили до туалета, а потом опять укладывали в постель. Выход на балкон обернулся для нее довольно сильной простудой с высокой температурой. Малыша из-за болезни мамы пришлось переводить на искусственное питание, что не добавило ей радости.

Когда она немного пришла в себя, позвонила мужу. Антон трубку не взял. Она с малышом поехала к себе домой, но ключи от двери не подошли. Свекровь тоже не отзывалась на ее звонки. Отчаяние вновь накатило на Нину, и справиться с этим было сложно. Родители повезли ее в больницу, доктор поставил диагноз «послеродовая депрессия», выписал препараты. Нине было все равно, она не испытывала никаких эмоций, только выматывающая боль где-то под солнечным сплетением не давала покоя. Родители буквально кормили и поили ее с ложечки, а через пару недель Нина увидела, что жизнь полна красок. Просыпаясь утром, она уже не испытывала ужаса перед новым днем. К счастью, поехав на прогулку с отцом, она машинально взяла с собой сумку, в которой были все документы на нее и сына, приготовленные для визита к врачу. А вот одежду, обувь себе и ребенку ей пришлось покупать, что называется, с нуля. Караулить Антона у двери дома она не хотела, вернее, при одной мысли об этом, на нее наваливалась тоска…

У жизни есть вкус!

Время лечит. Малыша устроили в садик, Нина вышла на работу, и жизнь потихоньку стала приобретать вкус и запах. Старых подруг она за семь лет семейной жизни растеряла, но потихоньку обзавелась новыми. Дела пошли довольно успешно, она даже купила двухкомнатную квартиру, правда, опять-таки не без помощи родителей. Антон тем временем ни разу не сделал попытки с ней встретиться, ни на одно ее электронное письмо не ответил. У нее не осталось ни одной совместной фотографии, и она не знала, как объяснить ребенку, где его отец.

Мальчик перешел в третий класс, когда ей пришла повестка в суд. Муж написал на нее заявление, что она препятствует его общению с сыном. О том, как проходили судебные заседания, можно было бы написать отдельный роман, но самое печальное было в том, что Антон не мог поверить, что Нина не притворялась и не ленилась. Что депрессия — это серьезное заболевание, которое требовало лечения. Ему не хотелось даже слышать о том, что он, по сути, оставил свою жену без помощи, когда она в ней нуждалась, и все твердил о том, что у хороших матерей «ничего такого» не бывает.

Нина давно не сомневается в том, что она хорошая мать, и уже не мучается приступами вины за то, что с ней произошло. Но она очень просила рассказать читателям, что послеродовая депрессия — не вымысел, что это тяжелое болезненное состояние, которого долго не замечаешь, и что в этот момент нужна помощь близких, а упреки только ухудшают состояние. Она говорит: «Меня спасла моя семья, отец и мама. И очень жаль, что муж, которого я боготворила, не сумел понять, что со мной происходит. Думаю, что мы могли быть счастливы, но, как сказал классик, мы оказались лишними на этом празднике жизни».

ЕЛЕНА КАЛИНИНА, врач-психиатр:

— Состояние тоски, плаксивости, внутренней неустроенности возникает после родов у многих женщин. В западной научной литературе это состояние называют «бэби-блюз». Считается, что оно вызвано гормональной перестройкой организма. Обычно оно держится от двух дней до двух недель. Пугаться его не надо, женщине достаточно высыпаться, гулять, общаться не только с малышом, но и с родными, подругами. В такой ситуации близким надо поддержать молодую маму, и это состояние уйдет. А вот истинная депрессия, в которую может перерасти этот «бэби-блюз», или по-русски синдром грустной мамы, уже серьезное состояние, требующее лечения.
Что мы видим в описанной ситуации? Молодые люди решили, что беременность — это возможность с пользой и удовольствием провести время. Увы, нередко сильные, выносливые женщины не дают себе отчета в том, что во время беременности организм может испытывать потребность в отдыхе, большом количестве сна. Тело меняется, меняется гормональный фон, и то, что вчера еще можно было сделать легко и просто, сегодня выполнить тяжело. Разочарование от того, что планы рушатся, кого хочешь могут привести в уныние. Если же еще к этому напланировать, как хорошо и весело будет расти малыш, как молодые мама с папой будут гулять по улицам города, сидеть в кафе и хорошо проводить время, а реальность внесет свои коррективы, то состояние уныния может поглотить всех членов семьи. Рождение маленького человека — это не совсем праздник.
На плечи родителей ложится большая ответственность, и если они к этому не готовы, то в депрессию может впасть не только молодая мама, но и отец ребенка.
С чего надо начинать профилактику депрессии? Как ни странно — с посещения школы беременных. Когда женщина знает, как ухаживать за малышом, что ее ждет, как будет развиваться ребенок, она будет более уверенной в себе и своих силах.
Не надо сбрасывать со счетов, что неизвестность отнимает много душевных сил. И лучше всего, чтобы школу будущих родителей посещали и муж, и жена.

К сведению

КАКИЕ ПРИЗНАКИ НЕБЛАГОПОЛУЧИЯ МОЖНО ЗАМЕТИТЬ?

  • Печальное состояние молодой мамы затянулось, вы замечаете, что она стала плаксивой, раздражительной, причем раздражается на ребенка, кричит на него.
  • Потеряла интерес к еде: вкусовые ощущения притупились, ест механически, у нее пропал аппетит. Или, наоборот, жует все, что попало под руку, но особого удовольствия ей это не доставляет.
  • У нее потухший взгляд, она может долгое время сидеть, уставившись в одну точку.
  • Утром просыпается без сил и только к вечеру вроде бы «разгуливается».
  • Очень опасно, если женщина стала равнодушной к малышу, отстраненной.

К КОМУ ОБРАЩАТЬСЯ?

  • В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ К ПСИХОТЕРАПЕВТУ. Переживать, что женщину поставят «на учет», не нужно. Никаких «учетов» сейчас не существует. Бояться, что выпишут препараты, которые попадут с грудным молоком ребенку, тоже не надо. Сейчас есть лекарства, которые разрешены при грудном вскармливании.
  • Слушать, как женщины двоих-троих растили и никакой депрессии не было, не надо. У каждого свой запас гормонов, свой биохимический обмен веществ в мозге. Более того, недавно Елена Калинина читала лекцию у врачей, после которой к ней подходили уже немолодые доктора и рассказывали, что узнали состояние депрессии, которое они испытали в молодости. Только тогда никто об этом не говорил. Состояние депрессии мучительное, и не надо терпеть и ждать, когда оно пройдет самостоятельно. Более того, оно может затянуться и перейти в хроническую форму. А в редких случаях оно приводит к непоправимым последствиям.

 

Фото baby.unica.ro: Молодые мамы нередко скрывают подавленное настроение, потерю интереса к любимым занятиям, упадок сил, боясь упреков в «изнеженности». А ведь это нарушение биохимии мозга, не зависящее от человека. И оно лечится.